Визит профессора Нуреева Р.М. из НИУ  Высшей школы экономики

ВИЗИТ ОРДИНАРНОГО ПРОФЕССОРА НУРЕЕВА Р.М. из НИУ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ ЭКОНОМИКИ

В период  с 3 по 15 декабря в стенах нашего университета ординарный профессор Нуреев Рустем Махмутович, д.э.н., заведующий кафедрой Экономического анализа организаций и рынков НИУ Высшей школы экономики с курсом  «Экономика развития: Модели становления рыночной экономики». Магистрантам, докторантам, а также студентам КЭУК предоставлена замечательная возможность посещения лекций ординарного профессора, не выезжая за границу, и перенять опыт и знания.

 

Визит профессора Нуреева Р.М. из НИУ  Высшей школы экономики

Визит профессора Нуреева Р.М. из НИУ  Высшей школы экономики

Визит профессора Нуреева Р.М. из НИУ  Высшей школы экономики

 

 

Традиционная бедность

Каждый месяц в Карагандинский экономический университет приез­жают иностранные преподаватели. Сейчас в вузе работают три доктора экономических наук из Москвы (Россия) и Софии (Болгария). Это профессора Рустем Нуреев из Наци­онального исследовательского уни­верситета "Высшая школа экономи­ки", Валерий Незамайкин из финан­сового университета при правитель­стве Российской Федерации, Димитар Стефанов из Софийского универ­ситета имени Климента Охридского.

Мы побывали на лекциях заведую­щего кафедрой экономического ана­лиза организаций и рынков Высшей школы экономики, профессора Нуреева. Рустем Махмутович читает в КЭУ курс лекций для магистрантов "Экономика развития: модели ста­новления рыночной экономики".

- Что такое "экономика развития"? Это сравнительно молодая дисцип­лина, ей немногим более 50 лет, - рас­сказывает ученый. - После освобож­дения стран Африки и Азии, в основ­ном после Второй мировой войны, перед ними встала проблема: как в сжатые сроки если не перегнать, то хотя бы догнать развитые страны.

Курс Р. Нуреева как раз посвящен изучению того, какие модели разви­тия оказались наиболее применимы к странам Африки, Азии и Латинс­кой Америки. Занятия построены до­вольно интересно. Так же, как меня­лись экономические направления, которые опровергали модели предшественников, так и в каждой лек­ции критически оцениваются моде­ли, о которых рассказывалось на  пре­дыдущих занятиях.

- Каждый день я занимаюсь крити­кой того, о чем мы говорили вчера, -продолжает свой рассказ профессор. - Например, в понедельник мы рас­сматривали кейнсианские модели, а во вторник - неоклассические. Соот­ветственно мы подвергли кейнсианс­кие модели критике с точки зрения неоклассиков. И так каждый день. Но цель моих лекций - не просто ис­тория мысли. Мы рассуждаем, какие из этих рецептов применимы к Каза­хстану, какие уже используются, а ка­кие, должны применяться шире, глубже. Вот это очень важно. И надо отдать должное, хотя этот курс до­вольно сложный, студенты с интере-сомецэ рлушают. Многие из тех черт, которые были  в далекой Лиме, сто­лице Перу, оказывается, есть и в Караганде, и в Астане, и в Алматы, нап­ример, развитие неформального сек­тора экономики. В Лиме, оказывает­ся, нужно потратить полтора месяца, чтобы открыть торговлю в обыкно­венном уличном киоске. А если вы захотите организовать частную фаб­рику, на это потребуется целый год. А чтобы получить разрешение на стро­ительство дома и построить его, пот­ребуется 7 лет. К тому же существуют высокие трансакционные издержки. К счастью, в Казахстане они уже сок­ращаются. Тем не менее бюрократи­ческих препятствий в Казахстане еще много даже для того, чтобы начать обыкновенную рыночную торговлю. Другой пример: маршрутки Лимы. Люди, которые едут в маршрутках, платят деньги. Но редко кто в Лиме, в России, и я думаю, и в Казахстане то­же, требует билет. Это и есть неле­гальная экономика. Полный оборот -сколько пассажиров село в эту марш­рутку, сколько выходило и сколько еще зашло на промежуточных оста­новках - фиксировать не удается ни налоговым инспекциям, ни другим организациям. Оказывается, всякое регулирование со стороны государ­ства приводит не только к позитив­ным изменениям, но и к негатив­ным, потому что цены за проезд на­чинают расти. Пока московское пра­вительство не регулировало цены на проезд, был редкий случай, когда в условиях инфляции цены не только не росли, но даже снижались, пос­кольку была высока конкуренция между водителями этого вида транс­порта. А как только Правительство Москвы вмешалось в этот процесс, цены стали постепенно подниматься. Также происходило и в Лиме.

- Что еще нам мешает развиваться? - рассуждает профессор. - Я расска­зывал студентам о книге Гуннара Мюрдаля - шведского экономиста, лауреата премии Альфреда Нобеля "Азиатская драма". Так вот, в своем труде он исследует причины беднос­ти. С чем она связана? Оказывается, быстро развиваться странам мешают азиатские ценности: традиционный менталитет, национальные ценнос­ти, некоторые из которых не способ­ствуют рыночной экономике. При­веду маленький пример. В Лондонс­ком университете, где я провожу за­нятия, даю только один вариант са­мостоятельной работы для всех сту­дентов. И никто не списывает. Когда я провожу занятия в Москве, а в на­шей Высшей школе экономики рас­положен единственный филиал лон­донского вуза, я даю 4, даже 8 вари­антов самостоятельной работы. И при этом студенты умудряются спи­сать! Что это означает? Это связано с традиционным чувством коллекти­визма. На самом деле это не так уж плохо. Но должно быть и чувство от­ветственности, а оно у студентов по­ка недостаточно развито. Я имею в виду чувство ответственности за свои знания, за свое будущее. Или другой пример. Мюрдаль описывает небога­тую семью, в которой выдают замуж дочь или женят сына. Надо организо­вать свадьбу. Семья копит изо всех сил, потому что на свадьбу нужно пригласить никак не меньше двухсот, а то и пятисот гостей. Я как-то был в гостя у индийской семьи. Спросил: какой я по счету? Мне ответили: че­тырехсотый. Поинтересовался, а что, я пришел на уникальное событие? Оказалось, племяннику 5 лет испол­нилось. И я был не последним приг­лашенным.

Студенты говорят, что лекции Нуреева очень интересны. В свою оче­редь Рустем Махмутович поведал о том, что его радует в КЭУ - среди ма­гистрантов, которые слушают его лекции, много преподавателей. При­чем они учатся на основе государ­ственных фантов. Р. Нуреев считает, что это чрезвычайно мудрый шаг: преподаватели тоже должны учиться.

Профессор рассказал об исследо­ваниях, которые проводила Эстер Дюфло, профессор Массачусетского технологического института (США). Она изучала опыт Индонезии. В 70-е годы XX века мир погрузился в энер­гетический кризис. Индонезия была единственной страной, которая все деньги, вырученные от высоких цен на нефть, направила на строитель­ство школ. В далеких сельских райо­нах строили новые здания, новые до­роги. И через 20 лет, в конце XX века, чиновники от образования решили узнать: как строительство школ ска­залось на знаниях детей? Эффект оказался смехотворным. Получи­лось, все деньги были направлены на строительство сооружений, и ничего не было потрачено на повышение квалификации учителей. Они несли детям старые знания.

- А здесь, в Казахстане, в этом уни­верситете, с которым я с удоволь­ствием сотрудничаю, выделяются средства на повышение квалифика­ции преподавателей, - добавляет уче­ный. - Если они будут более образо­ванными, более грамотными, будут учитывать новейшие тенденции в экономической науке, они смогут передать более глубокие, более каче­ственные знания студентам. Я предс­тавляю в Карагандинском экономи­ческом университете Высшую школу экономики, которой чуть боле? неде­ли назад исполнилось 20 лет. Это мо­лодой университет, но он сейчас один из лучших университетов Рос­сии. Почему? Потому что с первых дней существования руководители вуза уделяли большое внимание по­вышению квалификации преподава­телей. Все эти годы они учились. В Сорбонне, Роттердаме, Лондонской школе экономики и т.д. И эти знания оказались востребованы. Повысился  престиж нашей школы, и, естествен­но, возросла востребованность выпускников.


Электронный университет
3D тур КЭУ
Мы в контакте
Темпус